пятница, ноября 26, 2004

Возьми конфетку, мальчик!

У каждой минуты своя притча

1.
Вчера, в поликлинике без-вины-здоровых:
Сестра, громким голосом:
Так, секунду, вот эта мама зайдёт раньше. Уже две недели она мне трезвонит что её ребёнку нужна прививка.
Мать:
Она хочет с тобой познакомиться, тётя медсестра.
Мальчик (трёх лет от роду):
И всё?
Мать (легко колет ручку ребёнка кончиком ногтя):
Укольчик, и будешь здоров как бык.
Мальчик (начинает реветь):
Нет!!!
Мать:
Но ведь ты же молодец, не так ли?
Мальчик:
(враз перестаёт плакать. Молчит, вытаращив глаза. Заходят в боковой кабинет и выходят через две минуты. Ребёнок тихо плачет).
Мать:
Ты у меня молодец, большой молодец...
Сестра (выбегает из кабинета в центр приёмной):
Не плачь, подожди! У меня есть что-то для тебя! Не плачь, не плачь (Открывает большую посеребренную коробку), у меня есть кое-что для тебя! Возьми, не плачь, возьми! В рот! Не плачь.
(Ребёнок тихо визжит ртом забитым конфетой. Его родили не спросив, прилетел аист и положил его на порог дома который он не выбирал. Его лицо выражает беззащитность и разочарование миром взрослых, его хочется прижать к сердцу и погладить).
Мать:
Не плачь, ведь ты же молодец!

2.
Я сжала губы, повернула голову чтоб не видеть иглу, сильно закрыла глаза и сказала полной сестре которая сидела напротив меня и вытягивала шприцем мою кровь на анализ:
"Теперь вы понимаете почему люди толстеют?"
"Почему?"

"Едят, чтоб не плакать".
Она грустно улыбнулась: "А..."

3.
Я пришла домой, послушала радио, вычитала в газетах, интернете и дневниках:
"Мы чувствуем эмпатию"
"Невозможно не почувствовать эмпатию"
"Наше сердце с вами, дорогие поселенцы. Аист притащил вас на оккупированные территории, поместил вас там как предмет, не спросив вас, а теперь хотят перевести вас в другую семью, лживо утверждая что вы находитесь в неправильной семье. Бедняжки, действительно бедняжки..."

"Вы герои"

Что, не так?

Перевод на Русский – Влади Двойрис
For Hebrew original click here.

среда, ноября 24, 2004

Как бог

Из книги "Тайны"

Ронен смотрел телевизор, свернувшись возле меня. Вдруг сказал, "Надо обнести их стеной".
"Обнести кого?"

Ребёнок промолчал, как будто обнаружил что-то что мы ещё не созрели принять. Как будто боялся пристыдить старших.
После трансляции церемонии закрытия спросил, "Закончили уже убийство?"
Олимпиаду.
Бегал по квартире и кричал "Козо Окамото".

Спросил, "Козо Окамото был убийца, он уже с нами не живёт, правда?"
"Его наказали"

"Мама, я вспомнил сон. Я тебе расскажу, а ты запиши".
"Да"

"Корабль тонет. Спасатель вместе с ним. Но мачта, башня, в середине моря. Папа и ты бежите быстро в воде. Я воюю с солдатом. Всё. У меня есть идея - перепиши все мои сны в тетрадку"
"Тетрадку снов?"
"Да. И ещё заведём тетрадку жизни."
"Как?"

"Как Бог на Судный День. Я скажу, а ты запиши:
Ицик ещё не умер.
Эйнат умерла.
Йоси ранен.
Хаим, мой кузен, ещё не ранен и не умер.
Я не умер.
Ты не умерла.
Папа не умер.
Йонит не умерла.
Всё. Если кто-то будет ранен, мы его сотрём, а когда выздоровеет - запишем его заново."


Отрывок из главы "Розовые страницы" в книге "Тайны"

Перевод на Русский – Влади Двойрис
For Hebrew original click here.

понедельник, ноября 22, 2004

Лучшие из моих друзей, твердолобые следователи

"... У меня было чувство что я подвергаюсь какой-то процедуре которая скоро закончится, и останется делом между друзей - ведь все мы в армии делаем то что приказано, и у меня не было тяжелых чувств на этой стадии. Но что-то несомненно менялось, то-есть уже на следующий день...

У меня конечно ничего против них нет, но построение вещей таково, что они оказываются по другую сторону баррикады.

Уже во время второго допроса атмосфера была другой. Меня допрашивала младший сержант Савйон. Кстати, она очень хороша. И всё.

Тогда меня приказали перевести в окружную тюрьму, и там я провёл ночь. У меня забрали всё, шнурки, ремни, и поместили меня в камеру, в которой были ещё четыре человека. Три двухъярусных кровати. Я был на верхней койке.

Мне дали пять одеял, когда я зашёл было тепло, но единственное окно вело в коридор, и через него светил сильный свет - через такое маленькое окно, прямо трещинку, и я чувствовал клаустрофобию.

В определённый момент я испугался, что будет пожар и мы все застрянем в камере. Это не очень меня отвлекало, но чувство было неприятно. Теперь я был очень огорчён. Мои мысли крутились вокруг этой темы, что же будет со мной, так или так. Мысли повторялись, но я всё равно не мог от них отвлечься. И...

Во время первого ареста, когда я был в комнате тюремщика и разговаривал с ним, и говорил по телефону, я утешал себя разными установками, как например...

Меня не могут здесь долго держать потому что
Общественное мнение встрепенётся
Я могу положиться на то что при надобности, общественное мнение на моей стороне
Бертран Расселл был в тюрьме -

И эти мысли казались мне очень ненадёжными после какого-то времени под арестом.

Под арестом люди просто брошены, лежат как никому не нужные предметы. Ничего не делают, между собой не разговаривают, потому-что некогда.
Пересадочная станция, не больше.

Утром нас вывели из камеры и повели в другую камеру. Там подали завтрак, то есть поднос на котором ложка и стакан, чайник с чаем, хлеб, сыр и яйцо.
Ни у кого не было аппетита, и никто не ел.
Через какое-то время прошёл тюремщик, сказал что через минуту он всё заберёт и чтоб мы ели, так мы немного поели. Всё.

Потом нас вывели, дали опорожниться и умыться и оставили нас ждать в проходной. После короткой процедуры нас связали наручниками и повели пешком в 4-ую военную тюрьму, которая там рядом. Я дрожал уже некоторое время, а когда одели наручники начал немного плакать - я понял что иду в тюрьму, и немного из-за неприятного ощущения наручников, и потому что я ещё не до конца был уверен что я иду в тюрьму, а вся бюрократия касалась только всех остальных, дезертиров, и они должны были пройти ещё какую то процедуру, которую я как подследственный не проходил, и ко мне не обращались до того как одели наручники.

И я пошёл, нас повели в 4-ую тюрьму, а там на складе одежды..."


-----------
Страница из "Интифады" - первой части книги "Тайны"

Перевод на Русский – Влади Двойрис
For Hebrew original click here.

понедельник, ноября 15, 2004

История

"Если б не для создания Израиля, не было бы Катастрофы" - так заявил на сайте Индимедия человек под псевдонимом "Правда в Прессе". Я не могу не согласиться.
Но правда заходит гораздо дальше.
Если б не для создания Израиля, если б не было евреев в мире, их (нашей, для всех считающих себя частью человечества) Катастрофы не произошло бы.
Или гомосексуалистов.
Или всяких инвалидов.

Представте как чист был бы этот мир, если бы Нацисты счастливо очистили свою землю.
Как красиво.
Но подождите минуту, ведь у большинства Мусульман тоже нет голубых глаз.
Бедные Нацисты, они так тяжело трудились, убивая всех отличавшихся от них, а оказалось что это Сизифов труд.
Но единственная правда одна - Нацисты сдались не из-за атак Союзников. Только из-за того что нечего было больше терять.

Они потеряли сердце.


Перевод на Русский – Влади Двойрис
For English original – click here.

Положись на меня

Молодой Израильский журналист, тоже пишущий блог, позвонил спросить об моей Блоговой атаке.
Я рассказала ему о моей встрече в прошлую субботу.

Она обязана была быть легкой, с ведущим, пропускающим шуточки между ораторами. Поднимаясь на сцену я прошептала, "Спроси меня, правда ли что я встретила Арика Шарона дважды, в интимных обстоятельствах".

В разгаре беседы я забыла про это, но он не забыл. И я была вправду удивлена таким личным вопросом.

В детстве и юношестве я мечтала стать актрисой.

Публика замерла. Когда я дошла до истории второй встречи, и попросила угадать что же будет, они были уверены, что она закончится так же как и первая.

Не то что они думали что я способна на такую банальность, и они же не были такими доверчивыми.

Публика просто завела себя на боковую тропинку моей истории, так как после упоминания о еде я повторила что и во время второй встречи моя красота и моё декольте были не менее привлекательными.

Я играла женщину-вамп, и они купились на это до последнего момента.

Но ведь актёрство и есть то чем Шарон и многие другие политики занимаются ежедневно на трибуне.

Во время последней предвыборной кампании в Израиле рассказывали, и я не знаю насколько это правда, что когда Шарона тренировали говорить в камеру: "Я принесу вам мир и спокойствие!", в какой то момент, в гримёрной, он пробормотал: "В конце я и сам в это поверю...".

Перевод на Русский – Влади Двойрис
For English original – click here.

Быть неоплачиваемой писательницей

Все ещё спят - первый автобус, закрытые жалюзи на окнах домов, бабочки в моём палисаднике.

На электрическом кабеле, две молодые вороны, на расстоянии крыла друг от дружки. Она смотрит прямо перед собой. Его голова повёрнута к ней, его клюв движется.

Моё окно закрыто, и я не могу расшифровать вороний монолог, но я же не буду открывать окно и мешать их частной жизни.

Она стоит, не движется.
Он приближается ещё на два маленьких шага.

Она сразу же улетает, пропадая меж деревьев.
А он стоит смирно, подняв клюв к розовым небесам.

А потом улетает. Куда?

http://www.bricklin.com/artistspaid.htm

Перевод на Русский – Влади Двойрис
For English original – click
here.