среда, марта 23, 2005

И я! И я!

Встала и сделала. Подала предложение о законе в парламент. Все члены парламента подписали с радостью, бья себя по лбу: Как же мы не додумались?
Открытие центра памяти Моше Шарета.

Цель закона - увековечить работу и заветы Моше Шарета, основанием "Центра Моше Шарета исторических, географических и археологических исследований Израиля", который будет включать:
1. Исследовательский институт, чья цель будет углублять и обогащать знания о политике, обществе, культуре, экономике и безопасности, с нажимом на заветы Моше Шарета. Институт будет обучать культуре и воспитанности на земле, а не проводить под ней археологические раскопки.
2. Каждое 7-ое число месяца Тамуза будет проведена государственная церемония на могиле Моше Шарета (кто нибудь знает где она?) - флаги в госучреждениях и лагерях армии будут спущены в память о всех погибших за годы, когда мы не следовали по пути Шарета, а в школах будут вестись уроки по программе, подготовленной центром Шарета.
3. Архив, который будет переведён из ванной комнаты маленькой сьемной квартиры, в которой уже годы помещается общество памяти Шарета.
4. Финансирование будет, наконец-то, поступать от государства, и оно даст центру нужную недвижимость, в размере похожем на данные центрам памяти других премьер-министров. Также, государство оплатит постройку центра и его работу, в размере дающегося другим центрам.

Разрешите процитировать из "Небес": Гражданка К., в эти дни занятая построением прекрасного правительства, сказала "Небесам", что инициировала закон, поскольку возможно, что и Моше Шарет достоен увековечения.

Пресса и государство в шоке: мы построили Центр Бен-Цви для исследований Израиля и восточных общин, Центр Шазара, Центр Заветов Бегина, Центр Заветов Жаботинского, Центр Ицхака Рабина, Институт Голды Меир, Институт Леви Эшколя, Центр Якова Герцога - как же до сих пор нет института Моше Шарета?!

Реакция Кнессета: "Нам страшно стыдно".

Что говорят в министерстве финансов? На вопрос "Небес" ответил министр финансов, Бени Дающий, что он отдаёт должное увековечению памяти Ганди... извините, Моше Шарета? А кто это? Ну, хорошо, пусть будет. И поэтому поддерживает предложение гражданки К. и народа Израиля, "До бюджета в размере пяти шекелей в год. Не пяти миллионов! Это для Ганди."Минфин не оплатит землю и строительство, только будет участвовать в расходах, на сумму... извините, ошибка... половина пиастра в год.

По словам Дающего, совет министров по делам законодательства принял его мнение.

Перевод на русский - Влади Двойрис
Оригинал на иврите здесь.

Невидимые струны

Дуди Гольдман, Йедиот Ахронот, 31.8.90

Видно, что книга "Розовые страницы" написана женщиной. Это не высказывание мужчины, разглядывающего творение женщины, а только восхищение того, кто думает что женская амплитуда богаче и сложнее мужской.

Со всей боязнью обобщения, я думаю что мужчина сталкивающийся с произведением исккуства женщины должен "настроится" на тонкие, прозрачные, невидимые струны писательницы.

"Розовые страницы" написаны как дневник, документирующий внутренние волнения рассказчицы, Анны. Риторическая ситуация зрелой женщины, которая достигла возраста мудрости и подведения итогов, и заново редактирует свой дневник по принципу, который "режет" жизнь на несколько срезов. Между срезами проходит от года до пятнадцати лет, но большинство частей дневника заняты теми же годами, и между ними есть совпадения. В книге интересно используется жанр дневника, и ведущий метод здесь - отрицание времени как вертикали, и реорганизация его не по хронологической шкале, а по внутренним чувствам Анны.

Книга - отредактированная документация, как будто неорганизованная, жизни писательницы. Между кругами книги - круг жизни израильтянки Анны, как жены и семейной женщины, которая из политических соображений, любопытства и пацифистских наклонностей, мужественно дружит с арабской семьёй.

В другом круге её связи - как еврейки и беженки из Европы - с восточно-европейской страной в которой родилась (страна клубники и вишен), и важнейший круг из всех: её внутренний мир, в хаотичной и банальной повседневности.

Девять глав в книге, написанной как дневник, и они выявляют разные степени сознания. Только после окончания чтения, читатель начинает понимать, что каждая глава по своему воспринимает время.

Оперирование срезами времени, часть которых совпадает с другими, с разрезом жизни на ломтики, даёт релятивистское качество книге, что-то вроде: ничто не окончательно.

Можно смотреть на всё с этой точки зрения, а можно с другой, и всё будет правильно (то есть: нет ничего единственно правильного) - если оно присоединяется к другим ломтикам жизни.

Как огромный цветной калейдоскоп, меняющий зеркала; всё зависит от глаз смотрящего и от угла, в котором он держит калейдоскоп.

Жизнь как относительность.

Перевод на русский - Влади Двойрис
Оригинал на иврите здесь.

Вдруг во время расследования

Михаль Сапир о Коринне
Коль Ерушалаим, 8.9.1989

Тоненький дождь начался когда я ехала по белой дороге, среди ухоженных газонов, к дому дяди Лесли. Приветливое лицо Чарльза высунулось из двери, когда я позвонила. "Сэр Лесли в библиотеке. Идите за мной, пожалуйста."

В коридоре, шагая между портретами уважаемых членов семьи, которые осматривали меня со стен любезно, но пристально, ко мне вернулись детали последнего случая. Опять, как и всегда, когда я сталкивалась на работе с интересной, но тяжёлой, тайной, я приехала искать помощи у дяди Лесли.

"В этой профессии, дорогая", говорил дядя, "Нельзя оставлять концы незавязанными". Он уже давно ушёл на пенсию, но ум остался острым, как и прежде.Что-то в этих визитах, холодный воздух снаружи или теплая традиционность внутри, всегда вело меня к нужной разгадке.

"Моя маленькая племянница", воскликнул дядя Лесли, когда мы вошли в библиотеку, "Ты как раз успела к чаю. Расскажи старому дяде новости из центра событий."

Около подноса с фарфоровыми чашками и бутербродов с огурцами, а за окном тонкие капли, участвующие в празднике эстетического вкуса, я рассказала дяде о деле.

"Улики просты и ясны", начала я. "Дело идёт о собрании девяти рассказов. Рассказчица - израильтянка, уроженка восточной Европы, возрастом 30+. Обычные темы - еврейско-арабские отношения, кризис замужества, воспоминания детства, болезни, смерть. Техника: осколки диалогов, острые и точные описания, краткие строчки проникновения внутрь. Классический случай, из тех чья разгадка лежит за углом, знакомая и неувлекательная.

"Хммм", дядя Лесли закурил трубку, откидываясь в кресле, "Но здесь ведь есть больше этого. Иначе я бы не удостоился твоего визита?"

Я улыбнулась и оглядела многочисленные полки, заваленные книгами.

"Ты знаешь, дядя Лесли, после стольких лет профессиональной деятельности, и такого обширного прошлого, я задаю себе вопрос..."

В это время зашел Чарльз с рюмочками шери, и мы перешли на диван.

"Я задаю себе вопрос, смог ли ты понять как происходит это чудо, как перемешанные улики, свидетельства и частички паззла превращаются в одно целое, полностью обьяснимое и имеющее значение? Вдруг, во время расследования, этот случай затрагивает меня лично, волнует. Эти рассказы превратились, со всей силой спрятанной в их чистой и нежной недосказанности, в сжатые капсулы грусти, красоты и оптимизма. Вдруг оказалось, что за углом не разгадка, а только дополнительные вопросы."

Волшебная напряженность накрыла темнеющую комнату. Снаружи дождь прекратился, и всё обьяла прохладная свежесть.

Чарльз вынес поднос с чайным прибором, и закрыл за собой дверь.

Перевод на русский - Влади Двойрис
Текст на Иврите здесь.

Шарон и амазонки

Даже Геркулес верил в силу женщин.

В Международный Женский День, всеобщее празднество равенства, он признал публично, на сьезде амазонок, что женщины не равны мужчинам, а превосходят их, поднявшись намного выше даже министров и парламентариев.
Женщины, по крайней мере в ГеркуЛикуде, диктуют мужчинам, как им следует голосовать. Новое время наступило на радость нам в 2005-ом году!

Смотрите же - если женщины будут не за мужиками, а, не дай Бог,станут членами парламента и правительства, их силы пропадут. Им будет не на кого влиять.

Вы прекрасно знаете куда он клонит.
И не говорите мне, что Геркулес не читает по гречески. В Кфар-Малаль разве не изучали историю амазонок?
По крайней мере часть этого слова обширно использовалась в армии (в иврите множественное число: амазонот, всё остальное ищите в словаре...).

Так смотрите же, женщины ГеркуЛикуда:
Нельзя проваливать бюджет.
Мужчины восстают против царя? Восстаньте же против мужчин! Оденьте пояс смелой Ипполиты, и пойте грозно:
Проведите бюджет! Проведите силовиков и запустение, а не то - увидите что такое размежевание! Никто на вас не будет тогда влиять - ни днём, ни ночью!
Правильно мы поём, Геркулесик наш дорогой?

Ой, а где же он?

Шшш... Считает узелки на спицах. Кто же дал ему шерсть?
Распорол свитер старушки в больничном коридоре.
Что же она будет носить?
Саван.
И правильно. Она ни на кого влиять всё равно не может.

Перевод на русский - Влади Двойрис
Английский текст
здесь.