четверг, мая 26, 2005

Случай на задворках Интернет-Сьезда

А вообще - где же такого не происходит?

Я давно хотела написать об определённой тупости,

Но вот представился случай, на полях Сьезда имени Сапира, темой которого была "Будущее общества в мире открытой информации".
На сьезд меня позвали, чтоб участвовать в заседании "Интернет как катализатор общественных изменений".

В конце дня подошла ко мне академическая женщина, доктор не медицины, и сказала, широко улыбаясь:
"Я очень поражена и довольна, видеть как Вы смогли войти в мир интернета".

Так как продолжение было ясно и предсказуемо, написано у неё на лбу и в её улыбке, я попыталась спасти её от себя, мямля и отдаляясь.
Докторша продолжила идти со мной и говорить, чтоб мне было ясно - ведь я же не совсем хорошо соображаю: "Нет, от того, что в Вашем то возрасте...".

Ведь если сказать "Я очень поражена и довольна видеть, как вы сумели найти себе место в академии, несмотря на то что Вы - женщина...", эта докторша подпрыгнет до потолка. Она, и любой другой просвещённый человек.

На благо академии я привожу здесь отрывки из одного из многих исследований на тему "Возрастизма" (Ageism)

Теоретическое основание возрастизма
Возрастизм - постоянная, негативная и стереотипичная презумпция старости и стариков.
Трекслер указывает четыре составляющих негативной презумпции:
Первое - боязнь смерти, столь распространённая в западном обществе*. Оно воспринимает смерть не как часть жизни, и посему - удар по человеку и его унижение. В западном обществе, быть человеком - значит быть живым и у контроля.

Как страшна смерть - страшна и старость. Оба они воспринимаются в североамериканском обществе как синонимы (Кастенбаум, 1979) - престарелый выражает старость и смерть в одном лице.

Возрастизм** выражает крайнее неудобство, ощущаемое молодыми и взрослыми от бегущего времени - страх и увиливание от старения, которое может принести за собой болезнь, инвалидность, беспомощность, бытие лишним - всё это связано со страхом смерти. К этому присоединяется культ молодости, владеющий западным обществом, а также суждение о человеке в экономических терминах.

В то время как дети - зависящие от общества по сути своей - кажутся хорошим вкладом в будущее, пенсионер, даже когда он работоспособен и полезен обществу, всегда кажется обузой, и посему он никому не нужен.

Итоги исследования:
Коль скоро страх смерти и старения не будет излечён на общественном уровне, молодые будут продолжать ограждать себя от стариков, чтоб оградить себя от этих страхом.

Итоги литераторши:
Общество состоит из индивидуумов. Каждый и каждая - неординарны.
Излечи свои страхи.
Хотя бы потому, что ещё совсем немного, если жизнь не вмешается, ты вырастешь. И что тогда?

*Лютфия Диаб, моя дорогая подруга из Тамры в Западной Галилее, подтверждает, что в арабском слово "шейх" происходит от "шейкуха" - старение. И добавляет: "Когда я иду покупать платье или туфли, мне говорят "это не для твоего возраста".

**В своей интерпретации, я сначала пользовалась словом "старик". Но это неправильный перевод. Ни в одном исследовании возрастизма не используется слово old, поскольку его конотации сами по себе негативны.

"Возрастизм", от слова "возраст" - нейтральное выражение. Во всех теориях ущемлений используются нейтральные слова, и правильно - иначе, они содействуют ущемлению и усиляют его. Например, слово "инвалид" заменяется на "физически-ограниченный".

Возможно, что возрастизм, из за того что он происходит из самого ужасного страха - и есть самое большое ущемление - до такой степени, что старик скажет: "Не стать ли мне развесистой оливой. Вот тогда, чем старше я буду - тем дороже, и смогу войти в виллы богачей, бульвары городов и площадь Техниона. Почему бы нет?


Перевод - Влади Двойрис
Оригинал на иврите здесь.