понедельник, августа 22, 2005

Я клянусь.

Я поломана, в трещинах. Доколе?

Уже годы, каждый день меня давят сапогами, не считаясь со мной.

Кто нибудь посмотрел на меня? Кто нибудь вёл себя по человечески, не мусоря на меня?

Сначала я их понимала. Они чувствуют себя сдавленными, так и они давят. Думают, что если будут давить - их идеи осядут в умах общества.
Но с годами только я осела.

Я думала, что им же нужно вымещать на чём нибудь злость. Так пусть вымещают на мне. Я буду тихо терпеть - только бы никого не тронули.
Но в осколок секунды я поняла. Один выстрел порождает множество.
И тогда я сказала - оставьте меня в покое. Изо дня в день я выгляжу, как после землетрясения.

Не то что бы я себя жалела, но подумайте, что могут все трещины сделать народу.

Я решила послушать их речи, понять о чём они говорят.

Клянусь: одно имя вырывалось из их глоток, то же самое имя всё время.
"Шарон!".

С одной стороны кричат "Убийца!", а с другой "Он не убивал!".
То он "Царь Израиля", то он "Загрязнитель Израиля". Он выводил их на войны, он выводил их ко мне, на то место, называвшееся ранее именем Царей Израиля, а сегодня именем Рабина, Царя Израильского, а завтра ещё небось вернут старое название - время у нас течёт квадратным кругом.

Пусть все вместе придут как-то раз, и хватит.

Хитрец этот Шарон, разделил их втихую, и властвует.

Я клянусь - тяжело быть еврейской демократической площадью.

Перевод - Влади Двойрис
Оригинал на иврите здесь.