понедельник, августа 22, 2005

Теракт с презервативом

Семь примеров, почему я лучше чем Эден:

1. Я взрослый, серьёзный человек, думаю и вычисляю. В Галилее меня не найдёте - я держусь за землю Израиля. Что точно - поселенец не линчует поселенца.

2. Я решил действовать на знакомых - нет знакомее рабочих моего брата. Я обогнал Каина справа, братан.

3. Моя мать не будет орать на армию, которая не отобрала у меня оружие. Я сэкономил ей травму.

4. Я водитель. Симпатизирую другим водителям и автобусникам тоже. Мне пассажиров подавай.

5. Не обвиняйте президента. Нет связи между еврейским террористом, которого он помиловал, и моим усилением Израиля.

6. У меня дети. Президент пожалеет - я их буду совать ему в лицо пока не заплачет.

7. Теперь весь мир знает моё имя, а я купаюсь в лучах славы, сейчас и здесь, а не на небесах. Мне не поставят обелиск, но моим именем назовут институт по исследованию аборигенов, и я буду ездить по миру с собственным шофёром и собирать деньги.

Вся жизнь передо мной - да будут вечно живы экстремисты!


Перевод - Влади Двойрис
Оригинал на иврите здесь.

Обращение к нации

Конец виноградного сезона

Был виноградник у винодела, с забором, а я расширила в нём дырочку, и через неё видела краснеющий изо дня в день виноград.
Проталкивалась и протискивалась. Рука прошла, но не дошла далеко - живот мешал.
Постилась, толкала, пока живот не прошёл, а дырочка превратилась в неплохое отверстие, так я думала.

За мной, множество муравьёв толкали мой прекрасный красный хвост, и повисали на нём пока не покрыли его. Я была так рада!

Залезла и утолила свой голод. Сок стекал по моей морде, и жизнь казалась сладкой.

Но со всех сторон на меня летели камни.

А я мечтала остаться здесь навсегда.

Я поняла - нельзя вечно оставаться в винограднике.

Из силы, не от слабости, я наполнила карманы и пошла обратно к отверстию в стене.

Но отверстие уменьшилось, а мой живот увеличился. Я вдохнула глубоко и втянула живот, и почти смогла вылезти, но за мой красный хвост уцепились муравьи, кусали меня, не давали уйти.

Я сидела на земле, оплакивая небесную несправедливость. О Боже, зачем искусил ты меня на добычу, и что мне теперь осталось?

"Сегодня," сказала я, "кончается прекрасный эпизод моей жизни в винограднике. Дорогие муравьи, работнички, поверьте мне, я точно так же чувствую вашу боль. Мои боль и слёзы неразделимы. Боль винограда. Боль разлуки. Живот...".

Я направляла свои слова в сердце нации. Из силы, не из слабости.
"А теперь виноград должен нам доказать!".
Сдержит ли он слово, даст ли мне уйти с честью? Посмотрим, посмотрим.
Да будет так.

И тогда я отвечу протянутой руке листом оливы - одним, не больше, это же символический акт - листом оторванным от ветви оливы, одной из десятков тысяч выкорчеванных и перекочевавших по другую сторону стены.

Посмотрим, посмотрим.
А если нет - мы им покажем!

Перевод - Влади Двойрис
Оригинал на иврите здесь.